Интервью | Николай Никифоров об интернет-отрасли
наверх
Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Интервью | Николай Никифоров об интернет-отрасли

А.ПЛЮЩЕВ – Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций РФ сегодня у микрофона радиостанции "Эхо Москвы" на Питерском международном экономическом форуме. Меня зовут Александр Плющев. Николай Анатольевич, давайте с идеологического вопроса начнем, если вы не против. Как сегодня государство рассматривает интернет-отрасль, прежде всего, какие приоритеты? Это вопрос о приоритетах. Это бизнес, это сфера развития, это получение денег, налогов и так далее, или это идеологический ресурс?

Н.НИКИФОРОВ – Добрый день! Спасибо за приглашение. Прежде всего, современные услуги связи – это неотъемлемаячасть качества жизни россиян. Вчера на Санкт-петербуржском форумемы подписали с очередными шестью субъектами Российской Федерации, причем какими: там был Магадан, Якутия, республика Тыва….

А.ПЛЮЩЕВ – И открывается цифровое неравенство.

Н.НИКИФОРОВ – Давайте говорить откровенно, это регионы, где далеко не везде ступала нога связиста. У нас Магадан работает через спутник, у нас Камчатка работает через спутник. Норильск, город, по-моему, 180 тысяч человек – работает только через спутник. На дворе 2015 год. Вот мы сегодня в этих непростых экономических условиях в России ведем самую крупную в мире стройку по прокладке волоконно-оптических линий связи в малые населенные пункты, что важно.

Вы спросили, какое отношение государства. Президент Путин подписал поправки в федеральный закон о связи - это состоялось в феврале 14-го года, - которые прямо предписывают – это в законе сегодня прописано, - что населенные пункты от 250 до 500 жителей должны быть подключены вот этими волоконно-оптическими линиями связи. Это значит, что оптика по пути дойдет и во многие другие, более крупные населенные пункты. В конце концов, у нас по итогам реализации этого проекта 97% населения России будет иметь возможностьподключиться. Специальную делаю оговорку, потому что не в каждый дом все-таки люди захотят протягивать себе кабель и подключать компьютер- так происходит во всех странах. Но мы приблизимся к максимальному уровню насыщения этих услуг.

Поэтому это качество жизни, это электронные госуслуги, это электронное образование, электронное здравоохранение, это вообще в принципе изменение подхода и качества жизни, в том числе, в этих малых населенных пунктах. Мы относимся к связи как к важнейшей инфраструктурной составляющей развития нашей страны.

А.ПЛЮЩЕВ – Вот вы сказали, упомянули госуслуги, и у меня, как у потребителя – я сейчас даже не как эксперт выступаю, как потребитель – есть впечатление, что с госуслугами произошла следующая история: они как бы стали дробиться по регионам, что ли, или по отраслям. Свои госуслуги у налоговой отрасли, свои – у ГИБДД и так далее у каждой отрасли и так же по регионам. Что вы можете сказать по этому поводу? Потому что на самом деле сайт госуслуг, наш знаменитый, он сейчас чуть ли не используется только как идентификатор входа везде. Все в основном раскидано, и вот эта дефрагментация, мне кажется, не очень удобной, лично мне.

Н.НИКИФОРОВ – Я считаю, что вы сделали очень хорошее наблюдение. Действительно, эта дефрагментация присутствует, и это является большой проблемой. В чем проблема? Проблема в том, что еще на этапе запуска федеральный портал государственных услуг не смог предоставить весь тот набор функций и сервисов, который был уже создан на отдельных ведомственных сайтах или порталах региональных. Это плохо, но это уже часть истории. Наша задача –чтобы он стал лучшим сайтом, лучим порталом сейчас. Мы над этим работаем.

Сегодня более 15 миллионов граждан зарегистрировались на сайте Госуслуги.ру, подтвердили свою идентификацию и электронными услугами пользуются. Мы пошли по пути, когда мы идентифицировали 35 наиболее популярных услуг, которые на самом деле охватывают 80, если не 90 процентов всех фактов оказания услуг в стране. И сейчас мы доводим до совершенства именно эти приоритетные услуги, оптимизируем процессы. Дело не просто в том, чтобы сделать удобный пользовательский интерфейс. Очень часто нам приходится переписывать даже законы, которые предусматривают процедуры оказания этих госуслуг. Электронные госуслуги – это, прежде всего, реформа госуправления и лишь во вторую очередь - это компьютерные и интернет-технологии.

А.ПЛЮЩЕВ – Не говоря уже о ведомственных инструкциях.

Н.НИКИФОРОВ – Именно поэтомупредседатель правительства Дмитрий Анатольевич Медведев лично возглавил правительственную комиссию по IT. Мы на следующей неделе, кстати, ожидаемочередное заседание.Там будем рассматривать тоже ряд интересных услуг – услуг госреестра, в частности, и так далее. Поэтому этот процесс идет. Им занимается лично премьер. А никто другой не может осуществлять настолько сложные межведомственные процессы реформ, связанных с внедрением госуслуг.

Отношусь к действующей версии порталагосуслуг крайне критично. У нас большое количество замечаний. Мы активно здесь призываем нашего подрядчика, у которого статус единственного исполнителя, компанию "Ростелеком" максимально оперативно отрабатывать те замечания, предложения, которые поступают. Уверен, что Российской Федерации удастся сделать чрезвычайно удобную и конкурентоспособную единую систему оказания этих госуслуг.

У налоговой службы отдельная ситуация. Вы упомянули про сайт налоговой службы. Дело в том, что Налоговый кодекс – это, пожалуй, единственный случай, когда в законе прямо определено понятие налоговой тайны и уголовная ответственность за разглашение этой налоговой тайны. Проще говоря, я думаю, что вряд ли полный набор электронных госуслуг налоговой службы мы увидим в составе единого портала госуслуг. Но остальные услуги должны быть централизованы. Это прямо предусмотрено действующими нормативными актами.

У регионов есть выбор: они могут действительно развивать свои порталы – могут переносить все это на федеральные порталы. Чтобы они перенесли все это на федеральный портал, нужно быть самым лучшим в стране; перенос должен быть простым и удобным; и в конечном итоге губернаторы просто должны принять решение, что они хотят сэкономить деньги налогоплательщиков и не поддерживать две системы. К этому мы и идем.

А.ПЛЮЩЕВ – Что думаете о законе “о праве на забвение”. Он последние дни очень много обсуждался, Госдума его приняла в первом чтении, так называемый, конечно, “право на забвение”. Поскольку отрасль говорит, что ставит по угрозу не только вообще ее существование, но функционирование.

Н.НИКИФОРОВ – Знаете, хорошо, что сейчас идет уже диалог между интернет-индустрией и законодателями, которые внесли этот законопроект, на площадки комитета Государственной думы. Уверен, что правительство тоже даст официальный отзыв на данный законопроект, и ко второму чтению будет подготовлена гораздо более сбалансированная, и технически, и концептуально обоснованная версия. Минкомсвязь России тоже представило свои определенные предложения в рамках процедуры подготовки официального отзыва правительства. Там много разных моментов, но в целом, мы считаем, что нужно очень внимательно отнестись к самой идее, когда, по сути, без верификации, то есть без подтверждения, кто обратился в ту или иную поисковую систему, поисковая система должна без этойверификации принять решение, которое сегодня, по сути, принимает суд в режиме процедур защиты чести и достоинства, которые в законодательстве определены, мы имеем такие судебные прецеденты, и в общем-то, это отлаженных механизм.

Поэтому перекладывать это туда, на самих поисковиков, по сути, такие полномочия давать – достаточно странная концептуальная идея. Надеюсь, что отрасль вместе с законодателем смогут найти какие-то гораздо более сбалансированные механизмы. Я бы все-таки дождался версии законопроекта, который пойдет на второе чтение. Я думаю, что там произойдет достаточно много таких точечных изменений, которые выедут нас на какой-то рациональных подход. Еще раз повторю: мы свои предложения дали, и самое главное, важное, что интернет-индустрия сегодня все-таки имеет возможность прямого диалога с законодателем, кто этот проект, собственно, и написал.

А.ПЛЮЩЕВ – Вопрос о так называемом налоге на интернет закрыт окончательно?

Н.НИКИФОРОВ – Я думаю, что здесь речь идет о так называемой “глобальной лицензии”, когда некоторые правообладатели предложили на каждого жителя страны за его счет за услуги связи добавить еще отдельную строчку и тем самым регализовать, по сути, пиратское использование любого контента, который доступен в сети. Такая индульгенция на пиратство.

А.ПЛЮЩЕВ – То есть мы за это уже заплатили.

Н.НИКИФОРОВ – Да, они хотят, чтобы это было включено в счет. Есть масса вопросов. Мы неоднократно говорили, что наше министерство равно, как и связисты, да на самом деле, как и большинство правообладателей, против такого подхода. За два года нам удалось все-таки достаточно серьезно объявить бой пиратству в интернете. Это и законопроект, который подразумевает блокировки, но по решению суда – это очень важно – Мосгорсуда. И многие другие инициативы. Их нужно совершенствовать. Нужно создавать реестры, защищаемых правообладателями, материалов. Нужно искать другие механизмы, но это не повод вводить… Термин “налог на интернет” тоже, конечно, некорректен, но, понимаете, у некоторых абонентов размер их счета за их интернет составляет 50 рублей. Коллеги предлагают им туда же включить еще 25 – ту самую индульгенцию на неограниченное, безлимитное пиратство в сети. У них на 50% вырастут расходы на интернет. Навряд ли это конструктивный подход. Я уверен, что у нас сегодня выработан хороший диалог, и уверен, что мы найдем те или иные технические, организационные решения, чтобы увязать все эти процессы, и борьбу с пиратством, конечно, продолжить. Эта проблема есть, ее бессмысленно отрицать.

А.ПЛЮЩЕВ – Последний вопрос: Как чувствует себя высокотехнологичная отрасль, ваша отрасль в условиях санкций? Напрямую-то они вроде ее не коснулись, но все равно и деньги и займы и все такое – как ощущает?

Н.НИКИФОРОВ – Очень простой тезис: российская IT-отрасль, как по сути, все IT-рынки всех стран страдают лишь от одного – от монополии одной страны и нескольких компаний. Эта ситуация неприемлема. Я только что проехал все страны БРИКС в преддверии саммита БРИКС, встретился со своими коллегами-министрами Китая, Индии, Бразилии, Южной Африки. И мы согласились в том, что этот вопрос стоит на нашей повестке дня, и мы намерены принять усилия по демонополизации сложившейся ситуации. Это не значит, что мы хотим что-то запрещать. Это значит, что мы будем поддерживать собственных разработчиков, чтобы вместе сделать альтернативные программные продукты. У клиента должен быть выбор. Мы противситуации, когда более 50% рынка принадлежат одной стране или одной компании. Этот же вопрос я обсуждал сегодня с многими участники Санкт-Петербуржского экономического форума, с зарубежными коллегами, этот вопрос мы обсуждали с создателем, к примеру,уже теперь известной компании “Alibaba Джеком Ма, многими другими коллегами.

Это проблема интересна всем, и я уверен, что Российская Федерация сможет здесь выступить в каком-то смысле инициатором очень интересного процесса, когда многие страны в мире объединяться вокруг этой идеи – демонополизировать. Монополия – это всегда плохо. Мы за конкуренцию. Мы развиваем конкуренцию в связи, но мы хотим, чтобы была конкуренция в информационных технологиях.

У России сильные программисты. Мы каждый год сейчас на 30% увеличиваем количество бюджетных мест в вузах для подготовки IT-специалистов. Только что завершили строительство 12 технопарков. Только что, кстати, 9 июня открылся целый отдельный IT-город, который называется “Иннополис”, недалеко от Казани. Развивается проект “Сколково”. Мы создаем очень интересные условия для роста этого высокотехнологичной отрасли.Действуют льготы по страховым взносам для этих компаний. У нас почти каждый третий в стране программист работает в компаниях, которые воспользовались льготами по страховым взносам. У нас отличные сегодня условия и отличная юрисдикция, чтобы реализовывать такие проекты.

Добиваться того, чтобы были приняты поправки и стали возможны так называемые опционы. Проще говоря, чтобы сотрудники, создающие стартап, могли в перспективе претендовать, в случае успешной работы, на определенную долю в компании. Сегодня это невозможно по российской юрисдикции сделать. Из-за этих опционов многие российские сделки по стартапам – российский инвестор, российский стартап – а сделка происходит в за рубежной юрисдикции, потому чтоу нас невозможно опционы оформить для сотрудников. Это ключевая норма, которая всем нужна. Поэтому мы намерены совершенствовать привлекательность российской юрисдикции, создавать технопарки, поддерживать их соответствующими налоговыми льготами. Но цель одна – демонополизировать и осуществить рывок вперед. Мы считаем, что российские компании способны сыграть серьезную роль и на глобальномрынке. Собственно, такие примеры мы уже имеем, просто надо увеличить количество таких серьезных игроков.

А.ПЛЮЩЕВ – Спасибо большое, Николай Анатольевич!

Н.НИКИФОРОВ – Спасибо!

ссылка на оригинал

 

 

Эхо МОСКВЫ
Не допускается использование всех материалов, размещенных в разделе «Мониторинг СМИ» официального сайта Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, без указания их правообладателя, указанного для каждой публикации

Официальный интернет-ресурс Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-32622 от 22 июля 2008 г.