«Управление данными — 2019»: как НСУД поможет наведению порядка в государственных данных
наверх
Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

«Управление данными — 2019»: как НСУД поможет наведению порядка в государственных данных

Василий Слышкин, директор департамента развития архитектуры и координации информатизации Минкомсвязи, — о работах по созданию Национальной системы управления данными, задачах этого проекта и возникающих проблемах.

С конца 2018 года в России идет работа над созданием Национальной системы управления данными (НСУД), которая призвана навести порядок в имеющейся у государства информации об объектах (гражданах, организациях), о деловых и жизненных процессах, в которые они вовлечены. Единая среда должна объединить больше сотни ведомственных информационных систем и радикально ускорить процессы предоставления государственных услуг. О ходе реализации проекта и его задачах в рамках форума «Управление данными — 2019», организуемого издательством «Открытые системы» 24 сентября, расскажет Василий Слышкин, директор департамента развития архитектуры и координации информатизации Минкомсвязи РФ. Мы попросили его поделиться своими взглядами на перспективы этого проекта.

- Откуда появилась идея Национальной системы управления данными? Какие задачи перед ней стоят?

Эти идеи диктует наша жизнь. Любому неприятно, когда он вынужден приносить справки, необходимые для получения услуг, снова и снова, хотя все данные у государства уже есть. Например, когда женщина родила второго ребенка и ей для получения субсидии нужно собрать документы, ей приходится предъявлять еще и свидетельство о рождении первого ребенка, и паспорт. В результате на гражданина возложены функции, которые мог бы выполнять программный алгоритм. Другая частая история: людям начисляются налоги на давно проданный автомобиль, поскольку данные, которыми оперируют в разных информационных системах, не всегда актуальны. Эти примеры иллюстрируют жизненную потребность в наведении порядка в данных.

Все ожидают, что будет создана среда, которая позволит безопасно хранить данные о каждом гражданине и компании, предоставлять их по запросам тем органам власти, которым это необходимо, и обеспечивать их доступность в режиме реального времени. В итоге это стало одной из задач программы «Цифровая экономика», которую мы реализуем совместно с бизнес-сообществом. Формирование экосистемы управления государственными данными — это одна из первостепенных задач. Вторая наша важная задача — формирование «эталонных данных», которые послужат вкладом государства в становление и развитие рынка данных.

- Какова роль бизнес-сообщества в этом процессе?

Довольно значимая. Мы прислушиваемся к экспертам и вырабатываем ряд инициатив, связанных в первую очередь с вовлечением данных в коммерческий оборот и созданием рынка данных. Мы не можем совершить технологический прорыв без обеспечения возможности воспользоваться этими данными. Например, не удастся обучить нейросеть для диагностики онкологических заболеваний, не дав возможности компаниям использовать данные, накапливающиеся в медицинских центрах и поликлиниках. У нас есть возможность собрать все снимки, но на сегодняшний день законодательно запрещено использовать их. Эта проблема требует обсуждения.

Есть другой показательный пример: мы запускаем информационную систему, связанную с маркировкой товара, и получаем ценную информацию о том, где была произведена конкретная упаковка лекарств, кому из дистрибьюторов была продана и по какой цене, на какой склад была перевезена и в какой аптеке дошла до потребителя. Не воспользоваться такой исчерпывающей информацией было бы как минимум нерационально. А чтобы воспользоваться ею, придется решить ряд задач: убедиться, что это не нарушает ничьих прав, сделать доступ к информации недискриминационным. Ведь информация о ценах и прочих коммерческих составляющих деятельности компаний может быть чувствительной для конкуренции.

- НСУД будет иметь дело только с данными из государственных систем?

Надо понимать, что НСУД — не только информационные технологии. Это комплекс организационных и технологических мероприятий, методологий, законодательных инициатив, направленных как на создание и запуск самой системы, так и на подготовку кадров для нее.

Мы прорабатывали архитектуру системы достаточно долго — с осени прошлого года, вовлекая как бизнес-сообщество, так и органы власти (более 20 ведомств). Требуется сделать очень многое — начиная с федеральных законов и поправок в законодательство, которые позволили бы работать с данными. Последствия этих изменений будут значимыми для информационного взаимодействия между государством, гражданами и бизнесом. Да, мы будем иметь дело с информацией из государственных систем, но они часто работают с данными о людях, их имуществе и здоровье, о юридических лицах, их отчетности перед государством и т. п. Иными словами, границу между «чисто государственными» и «остальными» данными еще предстоит определить.

На данный момент из более чем 800 информационных ресурсов у нас есть 108 федеральных ресурсов, содержащих государственные данные. Они являются уникальными специфическими реестрами для выполнения разнообразных государственных функций и предоставления госуслуг, записи в них являются юридически значимыми, и их использование принесет заметную пользу гражданам и компаниям.

Надо сказать, что на сегодняшний день далеко не все реестры доступны онлайн, и нам их нужно реализовать так, чтобы они были доступны в любой момент с любого компьютера или мобильного устройства, обеспечивая при этом юридическую значимость предоставляемых данных. Естественно, этот доступ должен быть защищенным и безопасным.

Таким образом, в создаваемой системе важны сразу несколько элементов. В качестве основы — законодательство, которое определяет правила работы с данными. Второе — единые требования по обеспечению доступности данных. Третье — сама техническая реализация, позволяющая обеспечить доступ к данным практически в реальном времени.

- Вполне естественный вопрос: НСУД — это скорее для государства или для людей?

Система ориентирована в большей степени именно на потребности людей — физических и юридических лиц, ведь конечный эффект будет заключаться в скорости получения ими услуг. Необходимо максимально высвободить человека из формального процесса обмена юридически значимыми данными, возложив все технологические операции на систему.

- Есть ли видение того, какие данные система должна охватывать? Насколько этот список является полным?

Сейчас проводится эксперимент, в который включены пять направлений. Два из них — формирование единого адресного пространства и создание федерального регистра избирателей — охватывают относительно статичные данные, и, казалось бы, проблем быть не должно. Однако есть смертность, и очевидно, что «умерший» человек не должен завтра проголосовать на избирательном участке. Есть процессы миграции населения, а также вопросы, связанные с потерей избирательного права. На территории России проживают более 108 млн человек, которые являются избирателями, но в течение года в каждом регионе их число меняется.

Кроме того, в период эксперимента, до марта 2020 года, производится сбор статистической ведомственной отчетности по отрасли сельского хозяйства, создание цифрового профиля гражданина и формирование паспортов муниципальных образований. Эти пять экспериментальных направлений охватывают 34 информационных ресурса и представляют собой наиболее приоритетную часть проекта.

В этом году мы составим график дальнейшего включения информационных систем в НСУД. К 2021 году в режим онлайн-доступа будут переведены все 108 федеральных реестров, а также информационные ресурсы, участвующие в реализации суперсервисов — комплексных услуг, привязанных к жизненной ситуации. Более точную оценку охвата систем можно будет дать чуть позже по результатам обследования. По предварительным оценкам, это будет около 70–80% оборота информационного взаимодействия.

- Какие сроки развертывания системы определены?

Индикативной целью является 2021 год, но объем работ будет уточнен по результатам эксперимента. Проводимая в рамках эксперимента работа позволяет выявлять проблемы, требующие решения. Так, ни одно ведомство сейчас не ведет реестр недееспособных граждан, который необходим для решения целого ряда задач — например, для того же регистра избирателей. Многие ресурсы ведутся исключительно на бумаге, что требует разработки реестра с нуля.

Сейчас в эксперименте участвуют 14 регионов, в ходе работ с которыми мы совместно с федеральными ведомствами проводим аудит систем и реинжиниринг информационных потоков, выполняем работу по оценке качества данных и строим совместные планы по модернизации систем.

- Какие еще проблемы ожидаются? Как их планируется решать?

Сейчас много говорится о развитии технологий, цифровизации и совершенствовании законодательства, однако главным вызовом для нас является кадровый вопрос: мало специалистов нужного профиля. В отрасли нет консенсуса по поводу того, что такое «специалист по управлению данными». За рубежом существуют профессиональные ассоциации, которые позволяют оценить специалиста и сертифицировать его. У нас нет принятых методик и стандартов в области управления данными, на основании которых можно было бы эту компетенцию развить.

Простой пример: в мире насчитывается около 80 тыс. специалистов по управлению данными. На территории России нет профессиональных организаций, которые бы проводили аттестацию таких специалистов. У нас нет специальности в вузах, которая называлась бы «специалист по управлению данными». Но если посмотреть на рекрутинговые площадки, то можно увидеть около тысячи вакансий, где требуются специалисты подобного профиля. Эта область пока слабо формализована, не организована массовая подготовка кадров.

Конечно, отрадно, когда запускаются проекты по обучению в инициативном порядке: коммерческие компании совместно с ведущими вузами, предвидя спрос, начинают готовить кадры «под себя». Но в масштабах всей страны так проблему не решить. На мой взгляд, именно эта задача является первоочередной. С технологиями мы справимся, а вот компетентных людей сразу не получишь.

- Какие решения планируется использовать в ходе создания НСУД?

Надо понимать — и это очень важный аспект, о котором следует открыто говорить, — что система будет являться частью критической инфраструктуры Российской Федерации. Если какая-то ее часть перестанет работать, случится коллапс — и этого нельзя допустить. К сожалению, санкционные риски слишком значимы, поэтому основная задача, которую мы ставим перед исполнителями, — реализация решений на отечественном программно-аппаратном обеспечении. Это возможно: на нашем рынке существуют не только СУБД, но и технологии, которые ориентированы на управление мастер-данными, на управление качеством данных.

Одним из важнейших элементов НСУД станут ведомственные витрины данных — срезы нужной информации из систем государственных органов. Что должна представлять собой витрина данных, в которой отражены сведения о паспортах граждан? Как минимум она должна выдерживать нагрузки в несколько десятков тысяч запросов в секунду. Для большинства решений этот показатель недостижим, но наши исследования показывают, что такие системы могут быть построены за счет сочетания нескольких современных подходов: например, обработки данных «на лету» в оперативной памяти, оптимизации алгоритмов индексирования и доступа и других.

Из-за объемов, которыми нам придется оперировать, это технологически сложный проект. Сотни миллионов записей, десятки тысяч запросов в секунду — это гораздо больше, чем масштаб крупной корпорации.

- Какие ожидаются эффекты? Чего планируется достичь?

Наша цель — сформировать экосистему доверия, где мы могли бы создавать условия для рынка данных. В такой среде данные должны стать ценностью, значимой для участников рынка. Как оценить объем этого рынка? Это отдельная задача, равно как и создание правил игры на нем. Например, в Ассоциации больших данных пытаются этим заниматься.

Но для того чтобы этого достичь, нужно навести порядок в данных, подготовить их. Два хозяйствующих субъекта должны иметь возможность ссылаться на данные государственных реестров, для того чтобы совершать юридически значимые сделки «в цифровом виде». Они должны получать эффект от использования доверенных государственных данных — как в случае с маркировкой товаров.

Одной из больших побед на этом пути для нас станет формирование «первой сотни эталонных ресурсов» — государственных общенациональных информационных систем, юридически значимых и доступных онлайн, защищенных в соответствии со всеми требованиями. Если мы к концу 2021 года получим эту «первую сотню», результат работы нашего министерства по НСУД будет вполне ощутим.

- О чем вы планируете рассказать на форуме и что было бы интересно услышать?

Я собираюсь рассказать о наших шагах на трехлетнюю перспективу. Важно, чтобы у бизнес-сообщества было понимание вызовов, которые перед нами стоят, и результатов, которых мы собираемся достичь. Эти результаты трансформирующие, они будут иметь значимое влияние как на органы власти, так и на бизнес — особенно, если дело касается работы с данными.

В докладах коллег хотелось бы услышать интересные факты о работе с данными и о проблемах, с которыми им приходится сталкиваться. В идеале было бы хорошо услышать аналитику и рекомендации. Нам важно координироваться и учитывать в своих действиях появляющуюся на рынке практику.

Источник 

Не допускается использование всех материалов, размещенных в разделе «Мониторинг СМИ» официального сайта Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, без указания их правообладателя, указанного для каждой публикации

Официальный интернет-ресурс Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-32622 от 22 июля 2008 г.