Константин Носков: «Весь мир завидует нашим цифровым технологиям»
наверх
Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Константин Носков: «Весь мир завидует нашим цифровым технологиям»

На вопросы редколлегии «АиФ» ответил Константин Носков, министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

– 14 октября прошла последняя, четвертая, волна перехода на цифровое ТВ. Как вы в целом оцениваете этот переход?

– Сам переход – на твёрдую пятерку. Но важно сказать о том, что получили жители нашей страны. Еще 10 лет назад 27% наших граждан принимали не более двух телеканалов, зачастую в сомнительном качестве. Сейчас у них есть 20 бесплатных цифровых каналов. Это значит, что 38 млн человек в 10 раз улучшили свое медиапотребление. А еще 22 млн принимали не более четырех телеканалов. Для них ситуация улучшилась в пять раз. В общей сложности переход на цифру ощутимо положительно сказался на жизни 60 млн наших граждан. Это 44% жителей нашей страны.

Теперь охват цифровым эфирным вещанием в России составил 98,4% жителей. Для сравнения, во Франции – 97,3%, в Австрии – 96%. Даже в горном Дагестане охват выше, чем в горной Швейцарии, – 96,5% против 95%.

В целом мы хорошо подготовились к переходу, провели большую информационную кампанию. На федеральных телеканалах вышло 15 тыс. роликов, информирующих людей о переходе на «цифру», в федеральных и региональных СМИ – 50 тыс. сообщений и материалов. Помощь с подключением телеприставки и настройкой телевизора людям оказывали 70 тыс. волонтеров, 30 тыс. социальных и муниципальных и почти 50 тыс. почтовых работников. Это очень масштабный проект! Теперь у нас самая большая в мире наземная сеть цифрового эфирного телевещания.

– Вы сказали, что охват цифровым ТВ сейчас – 98,4% жителей. А что с оставшимся 1,6%?

– Для них, а это около 800 тыс. семей, наши операторы спутникового ТВ расширили свою зону покрытия на всю территорию страны. Теперь без телевидения осталось только 20 тыс. семей, а у остальных оно появилось. Мало того, принят закон, по которому для живущих вне зоны эфирного покрытия спутниковый пакет из 20 базовых федеральных каналов должен быть бесплатным.

– Сейчас повсеместно внедряется биометрическая идентификация: банкоматы готовы выдавать деньги без карточки, по лицу, в Москве лицо заменит проездные на метро. Насколько она надежна?

– Мы разработали распознавание сразу по двум факторам. Первый фактор – это лицо, второй – голос. Каждый из этих факторов сам по себе обеспечивает больше 99% надежности. Сочетание двух факторов – почти 100-процентная гарантия, что доступ к вашей информации не будет иметь никто другой. Например, для открытия счета или кредита в банке законодательно определена точность биометрии – не ниже 99,99%, и работает она в связке с логином и паролем от Госуслуг. В сегодняшних реалиях это на несколько порядков надежнее идентификации через бумажный паспорт.

– Где планируете внедрить биометрию в ближайшее время?

– Сейчас мы работаем с Центробанком, наша цель – сделать так, чтобы банки на основе данных из разработанной нами Единой биометрической системы дистанционно принимали клиентов на обслуживание. Сдать биометрию, которая станет вашим «паролем» для доступа к банковским услугам, можно в офисах большинства банков, сейчас таких офисов больше 11 тыс. в 178 банках. И затем, используя эту биометрию, можно уже дистанционно, без визита в офис, например, открыть счет или взять кредит в другом банке. Для этого достаточно подтвердить личность с помощью видеокамеры и микрофона собственного смартфона.

Сегодня в системе около 50 тыс. образцов, однако стоит отметить – с появлением услуг интерес пользователей к системе растет, в 2019 году мы ежеквартально наблюдаем 3-кратный рост активности граждан. И это только начальный этап. Потенциал системы – использование Единой биометрической системы для оказания госуслуг.

Неделю назад на форуме Finopolis 2019 были показаны и другие сценарии – оплата кофе или снэков в вендинговом автомате по биометрии лица, без карты или смартфона, а также проход на мероприятие по биометрии.

– Страшновато доверять доступ ко всем своим финансам такой системе…

– Напротив, банки признают, что это удобная и более защищенная система идентификации, чем бумажные документы. Мы обкатаем технологию на банковской сфере и, если не будет больших проблем, начнем активно внедрять ее для предоставления госуслуг. В особо серьезных случаях, например, при сделках с собственностью, большими суммами денег может подключаться третий фактор идентификации: на ваш телефон будет приходить смс с кодом. Возвращаясь к вопросу надежности, хочу заметить, что эту технологию одобрила ФСБ, а это дорогого стоит!

– Это полностью российская разработка или мы покупали технологию у другой страны?

– Единая биометрическая система разработана «Ростелекомом» по заказу нашего министерства и Центрального банка. Все технологии в ней – российские.

– Закон об обеспечении устойчивой работы российского сегмента интернета в случае отключения от глобальной инфраструктуры всемирной сети вступит в силу 1 ноября 2019 года. Есть реальная опасность такого отключения? Почему другие страны – разве что, может быть, Китай – этим не озабочены? Или мы пытаемся создать свой мини-Интернет, чтобы отгородиться от Всемирной сети?

– Наверное, остальные не предпринимают никаких видимых шагов, потому что у них вообще нет шансов обеспечить высокий уровень безопасности цифровому полю своей страны. Россия и Китай – единственные державы, которые хоть как-то могут спорить по уровню технологического развития с США.

Суть проекта устойчивого интернета не в том, что мы хотим от кого-то отгородиться. Все прекрасно понимают, что цифровая изоляция – это тупиковый путь. Дело в другом: сегодня почти все «корневые» сервера находятся в США. При желании американские регуляторы технически в интернете могут сделать все, что захотят, с любой страной мира. И если вдруг у них появится желание отключить кого-то от всемирной сети, то им это удастся – и деловая жизнь в стране практически остановится. И чем более технологически продвинута страна, чем больше используются современные инфокоммуникационные технологии – тем выше риск.

У нас уже слишком много сервисов завязано на интернет, например, по всей стране работают онлайн-кассы. Если завтра выключится интернет, вся торговля встанет. Через интернет в России платятся налоги, сдаются налоговые отчетности. Мы все покупаем через интернет билеты на самолет и поезд, все чаще бронируем гостиницы онлайн, большинство банковских операций совершаются сегодня через мобильные приложения.

Этот закон – подушка безопасности: мы обязаны сделать так, чтобы, если вдруг нас отключат, в стране все по-прежнему работало. В рамках этого закона, например, мы ограничиваем так называемые «петли» – когда трафик из Красноярска в Петербург идет, скажем, через Нидерланды. Важно, чтобы такой трафик ходил внутри нашей страны. Тогда если что-то произойдет, мы сможем продолжать жить обычной жизнью и ничего не лишимся.

– В плане цифровых технологий мы тоже зависимы от США?

– Меньше, чем какая-либо другая страна в мире. У нас развиты свои информационные системы. Весь мир завидует России! У нас есть собственная поисковая система Яндекс, свои популярные социальные сети – ВКонтакте и Одноклассники, свои аналоги Uber. Почти весь мир сидит практически только на Google, Facebook, Instagram. А мы – нет. Сейчас обкатываем национальную мобильную операционную систему «Аврора», ведем с китайскими товарищами диалог о ее совместном использовании. Работаем над тем, чтобы создать альтернативу Microsoft Office.

Россия в этом задает тренд: сейчас многие азиатские, арабские, даже африканские страны хотят включаться в процесс по созданию неких альтернатив американским продуктам. Речь даже не о создании своих продуктов – большинству стран в одиночку это не под силу. Но всем нужна альтернатива, потому что сегодня у мира альтернатив нет: есть только Microsoft, Facebook, Google, SAP и так далее – десяток мировых монополий.

– Как реализуется закон о хранении персональных данных на серверах внутри страны? Звучало много возражений, что это сделать нереально, а как на практике?

– Это реально, и закон работает с осени 2015 года. Суть закона в том, что персональные данные российских граждан должны храниться на серверах на территории РФ. Роскомнадзор регулярно проводит проверки операторов, которые занимаются обработкой персональных данных, их 400 тыс. на сегодня. С момента вступления закона в силу прошло 15 тыс. проверок. При этом было выявлено всего 140 нарушений, то есть меньше 1%. Операторы получили предписание Роскомнадзора и практически все сразу же устранили выявленные нарушения. Да, на этапе принятия закона звучали высказывания бизнеса, что его исполнение очень дорого, могут подорожать все товары и услуги для потребителей. К счастью, этого не произошло. Для бизнеса это не такая сумма, чтобы появился повод «накрутить» цены.

– В каком состоянии сейчас инфраструктура для создания 5G?

– Первые станции 5G появились уже в этом году, но их пока трудно назвать коммерческими. Это модная тема, многие страны говорят: мы раньше запустим 5G! Но в этой гонке никто не может сказать, для чего 5G нужно. Даже высокотехнологичные роботизированные производства затрудняются сказать, для чего конкретно им связь пятого поколения. Цель должна оправдывать средства, в данном случае – колоссальные затраты на внедрение при отсутствии реальной ценности. Приведу такой пример: в одной нефтедобывающей компании мне рассказывали, как они из европейской части России управляют нефтедобывающими вышками в Сибири, и посетовали на отсутствие 5G. Мы подсчитали, сколько будет стоить внедрение такой связи. И позиция компании сразу изменилась: если технологи 5G будут внедрены бесплатно, то, конечно, она ими воспользуется, а вообще-то пока ей и четвертого поколения хватает за глаза – вышки прекрасно работают. Так что технологий, которым реально требуются такие скорости, еще крайне мало.

А обычных пользователей хочу успокоить. Пока в России практически единичны устройства, работающие с сетями пятого поколения. И мало того, нет сервисов, которые раскрывают функционал 5G. Все существующие форматы потокового видео или игр отлично работают и на качественной сети четвертого поколения.

Кроме того, будем честны: у нас много где нет еще связи четвертого поколения, – вот этот вопрос решить, обеспечить нормальную скорость в несколько десятков мегабит по всей стране. На этой скорости можно смотреть качественное онлайн-видео, разговаривать по видеосвязи. А сеть 5G в масштабе страны обязательно появится. Мы аккуратно тестируем новую технологию и к моменту появления реальных сервисов будем готовы к ее полноценному внедрению.

– Что может появиться в будущем, чтобы высокоскоростной интернет 5G реально пригодился домохозяйке в Воронеже?

– Виртуальная реальность, комфортные очки с дополненной реальностью, посмотрев в которых на объект, можно будет увидеть дополнительную информацию, которая придет из «облака». Самоуправляемая техника, автомобили-роботы. Но опять же, давайте вернемся к этому вопросу через год-два, я думаю, уже будет понятно, для чего такую связь можно использовать, из экспериментальных разработок уже будет вырисовываться тенденция.

– Ваше ведомство, кстати, обещало проверить 5G на безопасность для здоровья граждан – проверили?

– Влияние на здоровье – это все-таки компетенция Минздрава. Но сейчас департамент информационных технологий Москвы проводит медицинское исследование влияния излучения в различных диапазонах на здоровье человека. Но мне кажется, бояться нечего: в России СанПины в разы, а иногда в десятки и сотни раз строже, чем европейские и американские нормативы. Я не сторонник того, чтобы быстрее всех и любой ценой внедрить технологию. Поверьте: мы никуда не опоздаем. А через год-два сделаем это сильно дешевле и уже с пониманием, как не нанести вред здоровью. За телефонами с 5G гнаться сейчас точно бессмысленно – как я сказал, никаких особых сервисов для этой связи пока нет.

– Какими будут завтра мобильные телефоны, у вас есть какие-то версии?

– Я думаю, уже в среднесрочной перспективе все операции, для которых необходимо «железо», уйдут в облачные сервисы. Все процессы будут идти в облаке, а у человека в руке будет просто приемник. Скорее всего, телефоны будут гибкими.

– Часто езжу по трассе Москва – Орел, так там не только LTE, там никакой связи нет вообще! Едешь десятки километров – и не работает телефон… Когда будут оборудованы стабильной связью центральные трассы?

– В нашей программе «Цифровая экономика» есть цель к концу 2024 года покрыть сотовой связью все федеральные дороги. Это крайне дорогая и сложная задача. Для базовой станции сотовой связи нужна передача сигнала, по оптоволоконному кабелю или через спутник. Кроме того, нужно электричество: тащить электричество к трассе, идущей через лес, недешево. Получается, что себестоимость этой базовой станции на порядок выше, чем себестоимость в городе. Но мы это сделаем. В этом году мы начинаем работу на четырех наиболее проблемных трассах. Это «Кола», «Лена», «Колыма» и «Вилюй».

– Вероятно, сейчас вы скажете, что на это нет денег в бюджете?

– Вовсе нет. Деньги есть. Причем мы постоянно ищем возможность оптимизировать затраты, а не просто потратить средства. Например, в этом году сильно сэкономили на программе доведения интернета до дальних населенных пунктов. Раньше из бюджетных средств субсидировалась работа «Ростелекома», а точнее компенсировались его капитальные вложения. В этом году мы решили отдать задачу по обеспечению дальних деревень рынку и провели конкурсы. На подключение к интернету 70 тыс. объектов к 2024 году по всей стране были готовы потратить 134 млрд рублей. В результате проведения конкурсов подключаем это же количество объектов, с теми же скоростями, но за 42 млрд и уже к концу 2021 года. Мы сэкономили 92 млрд – и потратим их в том числе на обеспечение связью федеральных трасс, оснащение школ и другие социально значимые объекты.

– Неужели не проще в удаленные уголки раздавать интернет со спутника? Не надо ничего зарывать, тратить деньги, силы…

– Для спутникового интернета всегда высокая абонентская плата. В среднем по стране безлимитный интернет стоит менее 500 рублей. А там, где сеть раздается через спутник, счет за интернет составляет несколько тысяч при скорости намного ниже. Спутник никогда не даст такую высокую скорость для каждого абонента, как оптоволокно, которое позволяет завести в каждый дом 100 мегабит и более. В обозримом будущем, думаю, нормой будет гигабитная скорость. Для спутника это нереальные цифры. Кроме того, у большинства спутниковых решений большой ping, то есть задержка сигнала, что критично для сервисов реального времени. Например, в онлайн-игры уже не поиграешь.

Сейчас я лично принимаю решение по каждому населенному пункту, куда не сможем дотянуть оптоволокно. Тогда там разрешаем использование спутника.

В данный момент экспериментируем со спутниками на Чукотке – это единственный регион, где пока нет оптоволокна. Хотя и на Чукотку мы планируем строить подводную линию связи. Это займет 3 года. Пока же для жителей Чукотки мы компенсируем стоимость спутникового интернета. Если эксперимент будет удачен, задумаемся о том, чтобы дотировать спутниковый интернет во всех труднодоступных районах. При этом нужно наращивать группировку спутников связи.

– А есть ли в мире страны со 100-процентным покрытием интернета?

– Конечно, например, Голландия. Но и у нас через несколько лет высокоскоростной интернет будет в каждом доме, это основная цель нашего министерства. При этом в России интернет еще и один из самых дешевых в мире.

– Илон Маск хотел запустить спутники и раздать с них интернет бесплатно по всему земному шару – это реально?

– В обозримом будущем только в теории. Во-первых, это неправильно с точки зрения национальной безопасности. Во-вторых, законы экономики еще никто не отменял. Создание и поддержание спутниковой группировки стоит больших денег.

– Все больше документов становятся цифровыми. Свидетельство о собственности, которое можно подержать в руках, исчезло, уступив место записи в ЕГРН, теперь планируется сделать электронными паспорта, трудовые книжки… Звучит пугающе – иметь документ при себе надежнее, чем электронную запись где-то…

– В современных реалиях это уже скорее вопрос психологии: мы привыкли к «бумаге». Но в реальности бумажные документы намного меньше защищены, чем цифровые. Однако я являюсь сторонником того, чтобы ко всем цифровым документам прикладывался бумажный аналог, конечно, по желанию клиента. Мне самому спокойнее иметь бумажное свидетельство о собственности на руках, хотя я понимаю, как устроена система и как защищен реестр собственников. Для успокоения тех, кому за 30, такие документы надо оставлять. Уверен, те, кому сейчас меньше 30 лет, будут пользоваться электронным паспортом, «зашитым» в телефон и часы – и не испытывать дискомфорта.

С точки зрения безопасности от всех ведомств мы требуем несколько степеней резервирования. Это гарантия того, что информация не потеряется.

– Какие телефоны безопаснее: на IOS или на Андроиде? Говорят, Apple прослушивается, может быть, имеет смысл выбирать китайских производителей?

– Если у вас есть секреты и вы предполагаете, что вас могут прослушивать, лучше телефон оставить в спальне, а для разговора выйти на кухню. От модели телефона его «прослушиваемость» никак не зависит.

Но нужно осознать, что за последние 10 лет мир кардинально поменялся. Никто из нас больше не аноним – у каждого сохраняется огромное количество цифровых следов. Мы покупаем билеты и бронируем гостиницы, делаем покупки через смартфон или компьютер, делимся чем-то в социальных сетях, показываем свою геолокацию. И делаем это сознательно: мы же не хотим, как раньше, оставлять телефон дома, расплачиваться наличными, разговаривать, встречаясь в субботу в 11:30 около памятника Пушкину. Поэтому времена приватной жизни закончились – мы сами делимся информацией о себе в цифровом поле. Пока в масштабах страны анализом этих данных никто не занимается, но, уверен, это ненадолго. Крупные корпорации уже вплотную подошли к этому.

– Кому может быть нужен этот массив данных о человеке, если он не шпион и не высокопоставленный служащий?

– Любым коммерческим и некоммерческим организациям. Сейчас, например, наибольший интерес к анализу такой информации проявляют банки. Они анализируют наши покупки, наши интересы.

– Ходят слухи, что президент недоволен темпами цифровизации. Это правда?

– Ни президент, ни председатель правительства не высказывали мне озабоченности низкими темпами реализации программы. Безусловно, есть трудности, но без них не бывает. Особенность нашей программы в том, что она совершенно новая. Мир меняется, и перед нами ставятся задачи, которые раньше не решал никто. Например, сегодня мы запускаем суперсервисы, которых до этого не было. А с точки зрения традиционных задач, мы активно наращиваем темпы. Например, в позапрошлом году подключили к Интернету 2,5 тыс. социально значимых объектов, в прошлом – 7 тыс., в этом подключаем больше 20 тыс. объектов, в следующем – 40 тыс.

– Что за суперсервисы, о которых вы говорите?

– Это сервисы государства для граждан и для бизнеса. Сегодня очень популярен портал госуслуг, запущенный 10 лет назад, у него более 90 млн пользователей. Но многие услуги на нем все равно остаются полуэлектронными: например, год назад, уже будучи министром, я пошел в МФЦ менять загранпаспорт дочки. Заранее все заполнил на сайте госуслуг. Но в МФЦ мне пришлось возвращаться трижды. Каждый раз находилась какая-то ошибка и мне вежливо говорили: извините, исправить здесь не можем, вам надо поправить это в личном кабинете на сайте и вернуться к нам снова.

Мы в министерстве понимаем, что нужно совершенствовать сервисы и делать их на 100% цифровыми, чтобы человеку не приходилось никуда ходить. Поэтому выделили набор жизненных ситуаций, в которых человек соприкасается с государством. И для них создали сервисы «все включено» – так называемые суперсервисы.

Например, «Рождение ребенка». Сейчас для оформления базового комплекта документов и положенных пособий при рождении ребенка нужно до 14 раз лично сходить в разные ведомства или МФЦ, заполнить 23 бумажных заявления. Но вся нужная информация у государства уже есть, нет смысла гонять человека по инстанциям! Поэтому мы сделали так, что при рождении у вас ребенка вы будете просто ставить «галочку» и вписывать имя малыша на сайте госуслуг – и механизм начинает работать без вашего участия. Новый суперсервис позволит сделать все дистанционно и сократит время до 15 минут. Готовые документы поступят родителям в электронном виде, а социальные пособия будут перечислены на банковскую карту.

Другой пример суперсервиса – «Европротокол онлайн», оформление легких ДТП в несколько кликов. В тестовой версии он заработает в нескольких регионах уже в этом году. Сейчас на портале госуслуг выложены прототипы суперсервисов – заходите, смотрите и делитесь своими предложениями. Все рассмотрим и учтем.

– Предполагается, что мы всю информацию о себе должны передать государству – номера всех документов, доступы к данным о детях, автомобилях, страховках, недвижимости и т.д. Как они будут храниться? Есть гарантия, что доступ к ним не получат мошенники?

– С портала госуслуг никогда не утекала информация – мы гарантируем надежность и сохранность всех данных! Мы создаем национальную систему управления данными, в которой вся информация о вас как о гражданине будет разложена по разным ведомствам: медицинская будет храниться в Минздраве, школьная успеваемость – в Министерстве просвещения и т.д. Но доступ у пользователя будет из одной точки – с вашего смартфона или компьютера через личный кабинет портала госуслуг. Наша цель – чтобы все услуги от государства человек получал через «одно окно» и чтобы ведомства общались между собой по поводу ваших нужд сами, автоматически передавая друг другу необходимую информацию о вас. Но при этом человек должен оставаться хозяином своих данных. Он будет сам давать согласие, кто, какие данные и для чего будет использовать. Время, когда вы должны были носить справки из кабинета в кабинет, неминуемо уходит в прошлое.

Аргументы и Факты

Официальный интернет-ресурс Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-32622 от 22 июля 2008 г.