Вице-премьер Дмитрий Чернышенко в интервью CNews: Мы уже экосистема, но пока лоскутная
наверх
Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации

Вице-премьер Дмитрий Чернышенко в интервью CNews: Мы уже экосистема, но пока лоскутная

CNews: Дмитрий Николаевич, поделитесь, пожалуйста, вашим видением — куда движется цифровизация в России, как в результате должны измениться жизнь россиян и условия для бизнеса в стране? Как государство развивает информационную инфраструктуру? Насколько удается следовать ранее утвержденным планам?

Дмитрий Чернышенко: Я, безусловно, говорю от имени правительства как вице-премьер, курирующий цифровое развитие, которое мы видим только в связке с высшим образованием и наукой. Этот триумвират — вузы, технологические заказчики и наука — провязывает цифра. Из этих элементов складывается национальная инновационная система.

Цифровые сервисы должны быть незаметны. Препятствий для получения услуги у потребителя быть не должно. Есть услуги, имеющие офлайн-составляющую. Если вы заказываете такси онлайн, то в офлайне вас кто-то повезет. Но есть и полностью цифровые услуги — они обязательно должны быть совсем незаметны. У вас есть дети? Вы получали выплаты по 10 тысяч рублей к школе? Они же автоматически ушли…

CNews: Да, это был отличный пользовательский опыт.

Дмитрий Чернышенко: Вот пример проактивного оказания услуги. Мы сами радовались, поскольку серьезно изучали клиентский путь, готовились технологически, учитывая трудный опыт президентских выплат в конце 2020 года, когда портал госуслуг в первый раз лег.

Мы многое делаем, чтобы реализовать активно обсуждавшуюся здесь, в «Бункере» (Координационном центре Правительства — ред.), миссию клиентоцентричного правительства. Эта клиентоцентричность пришла с председателем правительства Михаилом Мишустиным из Федеральной налоговой службы, которая совершила цифровую трансформацию на основе как раз клиентоцентричного подхода, превратившись из фискального органа, налоговой полиции, — в клиентоориентированную, открытую и прозрачную организацию. В итоге ФНС приветствует отсутствие личного контакта человека с государством и его добровольное следование установленным правилам, которое стимулируется различными нефискальными средствами. Яркий пример — мы видим, как новый быстрорастущий сегмент самозанятых, работающих по упрощенной налоговой схеме, ведет к стремительному обелению традиционно серого сегмента экономики.

Для того, чтобы эта незаметная цифровизация шла во всех областях жизни, очень важны одинаковые недискриминационные условия для получения онлайн-услуг — равный доступ к интернету. Мы очень часто видим по опросам, что в числе наиболее востребованных потребностей — как жителей маленьких деревень, так и больших городов — интернет очень часто стоит на первом месте.

Доступный интернет — это основа пирамиды оказания всех сервисов, поэтому предстоят совершенно конкретные шаги, в том числе подкрепленные поручением президента, по которым целые сегменты наиболее важных приоритетных потребителей обеспечиваются интернетом. Но в идеале, конечно, интернетом должны быть обеспечены все — это один из показателей национальной цели цифровой трансформации.

CNews: Речь о полном покрытии интернетом, независимо от количества людей, проживающих в населенном пункте?

Дмитрий Чернышенко: Да, и не просто интернетом, а широкополосным доступом — скоростным интернетом, который позволяет работать с любым контентом. До конца этого года мы подключим все социально-значимые объекты, в том числе все школы. Подключение населенных пунктов до 100 и до 500 человек будет идти и дальше — за счет средств фонда универсального обслуживания, в который выделяют средства телеком-операторы. Останутся точки, куда для коммерческих компаний экономически неоправданно протягивать оптоволокно. И вот для таких удаленных мест устойчивое покрытие интернетом будет достигаться за счет спутниковых группировок, которые обеспечат покрытие в том числе арктического пути.

CNews: Покрытие дорог планировалось возложить на плечи телеком-операторов…

Дмитрий Чернышенко: Да, это обсуждалось. После доклада Максута Шадаева президент дал поручение, и сейчас совместно с Минэнерго вопрос прорабатывается. Очевидно, что на плечи телеком-операторов не может ложиться вся нагрузка. Они должны понимать перспективы получения коммерческого дохода. Самая большая статья в структуре затрат — расходы на электроэнергию, а высокий тариф формируется из-за сложности подведения электричества. Но технологии меняются, меняется энергопотребление оборудования, существуют варианты административных решений, когда операторы объединяются в технологический роуминг, как во время больших мероприятий, например. Безусловно, слепых мест будет оставаться все меньше и меньше — спутниковая группировка закроет те слепые места, куда не дотянется оптоволокно.

CNews: После решения инфраструктурной проблемы обеспечения интернетом — что имеет первостепенное значение?

Дмитрий Чернышенко: Когда мы говорим, что до конца 2021 года все 26 тысяч российских школ будут подключены к широкополосному интернету, это не означает довести трубу до школы и бросить. Мы планируем далее обеспечить потребителей возможностью эксплуатировать эту инфраструктуру. Нужны конечные устройства. Конечно, мы хотим, чтобы эти устройства были российскими, работали на базе отечественной мобильной операционной системы «Аврора», для которой создаются планшеты и мобильные телефоны. Да, их еще надо доработать, чтобы они были конкурентоспособными, но по интерфейсу и скорости работы они уже достаточно близки к популярным у пользователей устройствам. После проведения переписи порядка 200 тысяч планшетов будут переданы в школы, и дополнительно мы закупим еще полмиллиона устройств. В первую очередь их дадут учителям для доступа к образовательным сервисам и образовательному контенту. Это в разы расширит возможности учителей, снимет с них рутинную нагрузку, увеличит эффективность подготовки программ, уроков, проверки заданий.

И здесь очень хочется избежать шельмования и популизма, когда некоторые цифровые диссиденты пытаются представить цифровизацию как некую угрозу образованию либо попытку заменить традиционное образование. Наоборот, мы его абсолютные апологеты, и считаем, что образование должно быть именно личным. Понятно, что могут быть какие-то поддерживающие онлайн-сервисы, но особенно в начальной и средней школах ничто не может заменить наставничество. Воспитание «мягких» навыков онлайн в принципе невозможно. Его можно достигать только ролевыми моделями, и здесь роль учителя крайне важна. Поэтому нам важно освободить учителя от рутинных операций и дать возможность использовать свой интеллектуальный и наставнический потенциал для того, чтобы как можно лучше воспитать наших детей.

Мы будем субсидировать закупку школами наиболее популярного контента, выбирать который они будут сами. Конечно, речь только о контенте, сертифицированном и одобренном Минпросвещения.

CNews: Почему речь идет только о планшетах? А ноутбуки?

Дмитрий Чернышенко: Это частный случай переиспользования устройств. Ноутбуки тоже будут, их покупают в огромном количестве.

CNews: Как вы планируете вовлекать россиян в процесс цифровизации?

Дмитрий Чернышенко: Очень важно поднимать уровень цифровой грамотности общества в целом. Понятно, растет число программ подготовки ИТ-специалистов, которые очень нужны отрасли, дефицит — почти миллион.

CNews: Да, кадровая проблема — самая большая боль ИТ-отрасли.

Дмитрий Чернышенко: И ведь сейчас в отрасли задействовано не так много специалистов. Непосредственно программистов меньше миллиона, по разным оценкам, 600–700 тысяч. В компаниях потребительского сегмента — 1,2 миллиона. В общем и целом, где-то 1,8 миллиона специалистов задействовано в ИТ-отрасли.

Поэтому вводятся новые бюджетные специальности, например дата-саентисты. Есть программы, по которым уже сейчас компенсируется 50% стоимости обучения на популярных ИТ-курсах Geekbrains, «Яндекс.Практикума», Иннополиса, «СберУниверситета», «Нетологии» и еще нескольких десятков образовательных организаций.

Но мы многое делаем и для стимулирования образовательных программ, рассчитанных не на людей, которые будут кодить, а на пользователей современных цифровых систем. В школах появятся двухгодичные бесплатные факультативы для обучения цифровым навыкам, в первую очередь — программированию. В 100 вузах откроются цифровые кафедры (по аналогии с военными), на которых студенты, обучающиеся на разных направлениях, параллельно с получением высшего образования смогут получить дополнительную квалификацию в сфере ИТ. Развиваем и среднее специальное профессиональное образование. Исследования показывают, что не обязательно проходить обучение все пять лет в вузе. По многим востребованными направлениям можно готовить ИТ-специалистов гораздо быстрее.

Пандемия здорово подстегнула и бизнес, и работодателей, и самих работников к трансформации и изменениям. Если в 2019 году только у половины компаний были собственные сайты, то в пандемийный 2020 год больше 75% российских организаций обзавелись своими виртуальными пространствами, визитными карточками и сайтами. Прирост очень большой, и он продолжается. Все видят, что цифровизация упрощает жизнь и делает более эффективным бизнес.

Как вы знаете, был разработан революционный пакет мер поддержки ИТ-отрасли, который коренным образом изменил налоговую политику в этой области и выровнял условия для ведения бизнеса в нашей стране — так называемый налоговый маневр. Система поддержки будет развиваться, разработан второй пакет мер, который пока не опубликован.

CNews: Да, отрасль очень ждет, когда его примут.

Дмитрий Чернышенко: Мы очень извиняемся перед отраслью за задержку, связанную с тем, что на площадке ОЭСР шли очень долгие согласования международного налогового регулирования, а мы выжидали, что нам будет выгоднее — ввести свой внутренний цифровой налог для глобальных компаний или идти вместе со всеми. В итоге было принято решение двигаться вместе по модели ОЭСР. Больше нас ничего не держит, и очень скоро мы объявим о принятых мерах.

CNews: Расскажите, пожалуйста, о ключевых цифровых проектах, запускаемых государством.

Дмитрий Чернышенко: Прежде всего, это замена традиционных бумажных носителей документов, удостоверяющих личность, владение недвижимостью, машиной, право вождения автомобилем и так далее. Эксперимент по электронному паспорту в ближайшее время будет запущен указом президента в нескольких регионах, предположительно Москве, Московской области и Татарстане. Для всех граждан нашей страны возможность получить электронный паспорт, который пока является альтернативой существующему бумажному, будет в 2023 году. До этого, понятно, нужно провести пилотные испытания. Технологически мы готовы, просто нужно будет масштабировать эту технологию. На смарт-карте с чипом емкостью 140 килобайт будет храниться информация, которая традиционно содержится в обычном паспорте. Может быть, будем и другие документы подгружать.

Также мы планируем обеспечить всех граждан бесплатной цифровой подписью, чтобы подтверждать крупные сделки, документы без нотариуса.

Большим шагом вперед будет запуск расширенной Единой биометрической системы. Мы сейчас ведем переговоры с основными потребителями коммерческих биометрических систем идентификации и аутентификации: банками, телеком-операторами, транспортными, логистическими, сервисными компании. Мы планируем, что в ближайшее время отберем партнера, чтобы уже с 1 января 2022 года запустить систему в эксплуатацию.

Изначально ЕБС запускалась Центробанком, для которого «Ростелеком» создавал систему для дистанционного открытия счетов. С тех пор технологии заметно развивались, собрано большое количество биометрических слепков. Сейчас мы должны сделать следующий шаг, чтобы наши потребители могли бесплатно пользоваться Единой биометрической системой при получении госуслуг. При этом не будет предоставляться никаких монопольных преимуществ организации, которая будет управлять системой.

Стоит ли оставлять коммерческие биометрические системы? Зависит от стоимости технологии и конкретного кейса. Для оплаты в корпоративном кафе, может быть, использовать сертифицированную и защищенную государственную систему будет излишним.

«Гостех» — это революционный проект в истории госуправления, мы начнем его промышленную эксплуатацию в начале 2022 года

К 2024 году все справки и выписки должны предоставляться в электронном виде в момент обращения. У нас большие планы по переводу всех госуслуг в цифровой вид. До конца следующего года мы оцифруем еще порядка 200 услуг.

В рамках поддержки ИТ-бизнеса в 2021 году все разработчики российского ПО с объемом продаж свыше 300 миллионов рублей будут освобождены от проверок на три года. К 2024 году будет создана специальная судебная инстанция для рассмотрения уголовных дел в отношении ИТ-компаний по экономическим статьям.

В июне на президиуме правительственной комиссии по цифровой трансформации, который я возглавляю, были приняты федеральные стратегии цифровой трансформации отраслей. До 1 сентября мы утвердим региональные стратегии цифровой трансформации. Это тоже большой шаг вперед, который упорядочивает нашу деятельность. «Цифровой спецназ» работает: на недавней встрече с руководителями по цифровой трансформации я дал поручение, чтобы они начинали нести ответственность за эффективность своих подведомственных руководителей по цифровой трансформации в регионах. То есть, выстраивается сквозная вертикаль, по которой отраслевые специалисты, понимающие предметную область и обладающие ИТ-компетенциями высокого уровня, управляют цифровой трансформацией органов государственной власти на всех уровнях: муниципальном, уровне субъекта РФ и федеральном. Построена система переиспользования лучших практик. На закрытых совещаниях у нас есть так называемый раздел «хвастушек»: презентаций лучших кейсов, внедрений, решений. Создан уже депозитарий конкретных решений, которые с переходом на «Гостех» будет еще проще масштабировать.

CNews: Как вы оцениваете уровень межведомственного взаимодействия в развитии информационных систем? Какие ключевые сложности приходится преодолевать правительству в этом направлении?

Дмитрий Чернышенко: Мы наблюдаем взрывной рост оказанных цифровых услуг (230 миллионов услуг в январе-августе 2021 года против 114 миллионов за аналогичный период 2019 года). Резко возросла потребность в данных со стороны ведомств и коммерческих организаций (прежде всего банков), задействованных в межведомственном взаимодействии.

Не секрет, что созданная более 10 лет назад Система межведомственного электронного взаимодействия — СМЭВ 1.0 — не была рассчитана на такие нагрузки и сейчас в каком-то смысле является «узким горлышком» в межведомственном обмене. Несмотря на то, что мы каждый год развивали СМЭВ под все возрастающие требования, темпы развития цифровых услуг явно превысили темп развития системы.

Сегодня СМЭВ 4.0 функционирует с надежностью «четыре девятки», это серьезная промышленная система, работающая с витринами данных, которые пользуются не только госведомства, но и коммерческие организации. СМЭВ функционирует в связке с Национальной системой управления данными — это динамично развивающийся платформенный проект, позволяющий на порядки повысить эффективность межведомственного взаимодействия. Единая модель данных — автоматически создаваемых, верифицированных, репрезентативных — резко сокращает время запуска новых услуг. Мы планируем переводить на витрины весь обмен государственными данными. В сентябре мы утвердим план создания ведомственных витрин, рассчитанный на 2021–2022 годы.

И здесь нужно понимать, что все это — предтеча перехода на взрослое платформенное решение — «Гостех». Это революционный проект в истории госуправления. Мы начнем его боевое использование в начале 2022 года. Сейчас идут три пилота. Часть систем Фонда обязательного медицинского страхования уже работает на «Гостехе». Смысл в том, что государство получает возможности эксплуатации систем, аналогичных по уровню технологической зрелости Amazon Web Services или Microsoft Azure. «Гостех» — это облачное платформенное решение с единой средой разработки, с сервисными системами, с маркетплейсом для переиспользования лучших сервисов. Мы навсегда уйдем от традиционного способа поддержки государственных информационных систем, когда ведомства стремились сделать свой ЦОДик, накупить техники, нанять программистов и написать программу, которую надо будет постоянно обновлять.

CNews: Как соотносятся «Гостех» и «Гособлако»?

Дмитрий Чернышенко: «Гостех» — это обновляемая платформа, PaaS, ее ядро было разработано «Сбером». А «Гособлако» — инфраструктурная часть, IaaS, заточенный под PaaS. Мы видим огромные выгоды для государства и для правительства в том, что мы получаем постоянно обновляемое ядро. Но при этом нужно понимать, что «Гостех» — абсолютно государственная система. В ней присутствуют сервисы, необходимые именно для госуслуг федеральных и региональных ведомств и муниципалитетов.

Возможность переиспользования лучших решений создаст для разработчиков целую индустрию по созданию государственных сервисов в среде разработки «Гостеха». В первую очередь здесь нужны Java-специалисты — одни из самых дорогостоящих сегодня, но эти затраты окупятся сторицей теми возможностями для развития, прозрачности и обмена данными, которые открывает платформа.

CNews: Когда будет полностью запущен «Гостех», правомерным ли будет назвать наше государство цифровой экосистемой?

Дмитрий Чернышенко: Мы уже экосистема, но пока лоскутная, скомбинированная из различных эволюционно создаваемых систем. Мы перейдем на революционно другую платформу, которая заменит на каком-то этапе все остальные.

CNews: В каком статусе сейчас находится национальная программа «Цифровая экономика» и ее федпроекты? Насколько сильно было сокращено финансирование заложенных в нее мероприятий?

Дмитрий Чернышенко: Здесь надо развеять несколько мифов. Пока мы в конце года не покажем кассовое исполнение нацпрограммы, близкое к 100%, нас все время критикуют: Родина в опасности, вы ничего не делаете, все пропало, верните деньги… Тут нужно понимать, что большая часть расходов на инфраструктурные проекты, проекты по разработке и внедрению ИКТ принимается, актируется в конце года. Это особенность ИТ-бизнеса. Помимо собственных программ, которые ведет Минцифры, мы курируем программы различных ведомств, поэтому расходы делятся на 62 федеральных органа исполнительной власти. Каких-либо рисков для кассового исполнения либо уменьшения бюджетных ассигнований на цифровую трансформацию мы не видим абсолютно. В этом году для бюджета в 156,7 миллиардов рублей прогнозное исполнение достигает 99% — выше, чем было в прошлом (97%), но это ни о чем не говорит.

За первое полугодие текущего года уровень кассового исполнения составил 14%. Для сравнения, в первом полугодии 2020 г. уровень кассового исполнения составлял 10%. На текущий момент (конец августа) уровень кассового исполнения составляет 18,9%

Одним из барьеров реализации проектов цифровой трансформации являются вопросы, связанные с механизмами оплаты услуг. Пока законодательство РФ позволяет проводить государственные закупки только по фиксированной стоимости, закупочный процесс может занимать больше 100 рабочих дней.

CNews: Закупочное законодательство для госструктур в отношении закупок по линии ИТ сильно устарело. Мы слышим об этом постоянно от ИТ-руководителей разных ведомств, не первый год проблема обсуждается в Минцифры. Какие вы видите проблемы у ФЗ-44 в контексте госцифровизации? Что в нем следовало бы изменить? Когда это может произойти?

Дмитрий Чернышенко: Переехав на «Гостех», мы уйдем от препятствий, которые заложены в ФЗ-44. Если его можно было бы изменить, не создавая риск для неправильного использования федеральных средств, мы бы уже давно это сделали. С одной стороны, действительно, есть неудобства в долгом процессе обоснования финансирования и согласования ИТ-мероприятий, в отсутствии возможности гибкой корректировки скоупа задач и сроков в заключенном контракте, недобросовестные поставщики могут демпинговать. С другой, есть риск низкой квалификации заказчика.

Переехав на «Гостех», мы уйдем от препятствий, которые заложены в ФЗ-44

Первое, что мы сделали, — создали технологические службы заказчика во всех ведомствах. Мы будем переходить на применение контрактов по принципу time and materials, когда оплачиваются фактически оказанные услуги по утвержденным расценкам. Аналогично при переходе на облачные решения — все организации платят по факту оказанных услуг, потребленных вычислительных мощностей с посекундной тарификацией. Работа на платформе «Гостеха» в формате маркетплейса с возможностью переиспользования модулей сведет к минимуму необходимость проведения конкурсов: ты сделал лучшее решение для всей страны, оно автоматически масштабировалось, и не будет необходимости играть конкурс в каждом муниципалитете, как это сейчас происходит, для того чтобы развернуть типовое решение. Таким образом мы будем решать проблемы ФЗ-44 и ФЗ-223, который даже более актуален для нас.

Возможно, на следующем этапе, особенно в рамках «Гостеха», появится возможность реализовывать отдельные проекты по упрощенной процедуре. Нами рассматривается аккредитация надежных поставщиков и переход к закупкам с ограниченным кругом надежных участников по технически сложным проектам.

CNews: Дорос ли российский софтверный рынок в каких-либо нишах до появления отечественных монополий — до возникновения ситуации, когда уже требуется регулирующее вмешательство государства? Или нам еще до этого далеко?

Дмитрий Чернышенко: Крупнейшие российские ИТ-компании, их даже можно назвать экосистемами — «Яндекс», Mail.ru Group, «Сбер», «Ростелеком» — очень быстро наращивают свой цифровой потенциал. Под их контролем находится интернет-инфраструктура, множество собственных сервисов, которые позволяют собирать персональные данные пользователей. Безусловно, рынок цифровых отечественных решений не должен ограничиваться продуктами лидирующих игроков.

Большинство ИТ-рынков в России, такие как: предоставление софта для бизнеса, e-commerce, онлайн-доставка и так далее, — обладают достаточной степенью конкуренции и не склонны к появлению отечественных монополий. Однако с ростом отдельных игроков, а также укрепившимся трендом на построение экосистем, риски монополизации увеличиваются. Здесь важно оперативное реагирование со стороны государства, выработка общих правил по обеспечению конкуренции, чтобы минимизировать риски, связанные с возможным злоупотреблением рыночной властью со стороны компаний-экосистем в ущерб интересам обычных потребителей.

Действовать необходимо с осторожностью, принимая во внимание, что вводимые нормативы не должны препятствовать функционированию цифровых платформ.

CNews: Должно, по вашему мнению, государство вмешиваться в цифровой прогресс, сдерживая его на каких-то направлениях (например, в области искусственного интеллекта), по аналогии с действующим в России запретом на клонирование человека?

Дмитрий Чернышенко: Наш фокус внимания направлен прежде всего на развитие цифрового прогресса, но государство не должно допустить роста рисков безопасности людей, притеснения прав и свобод.

В отношении искусственного интеллекта выбран как раз «мягкий» подход — этическое саморегулирование. В сентябре будет утвержден национальный Кодекс этики искусственного интеллекта с описанием ключевых принципов разработки человекоцентричных технологий.

В России вводится эксперимент по организации транспортных коридоров для движения беспилотного транспорта на дорогах общего пользования. Трасса М-11 «Нева» до 2024 года станет первым в России беспилотным логистическим коридором.

CNews: Как движется работа по стимулированию спроса на российскую микроэлектронику? Начала ли она приносить первые плоды? От каких мер вы ожидаете наибольшую отдачу?

Дмитрий Чернышенко: Ситуация с микроэлектроникой тяжелая не только у нас в стране, но и в мире. Завод Audi остановили на месяц из-за отсутствия электронной компонентной базы. Тем не менее, мы абсолютно позитивно настроены в части развития этой отрасли в России в короткие сроки. Она достаточно сегментированная, и при этом объемная. Текущий спрос оценивается в 1,5 триллиона рублей. Основные направления, помимо здравоохранения, безусловного лидера в сегменте электронной продукции, — это, конечно, телеком-оборудование и компьютерное оборудование, вычислительная техника.

Правительство переходит на новые механизмы стимулирования спроса на отечественную микроэлектронную продукцию. Был разработан совершенно новый подход для отрасли — сквозные проекты, которые обеспечат связку «отрасль — заказчики — производители оборудования — производители микроэлектроники». Для формирования спроса мы вовлекаем якорных заказчиков — крупные компании, которые обеспечивают своей деятельностью более 5% рынка. На них будет возложена миссия формирования устойчивого спроса на продукцию. В обмен на гарантированное масштабирование решения государство будет компенсировать производителям часть стоимости оборудования, делая покупку российского оборудования более выгодной.

Якорные заказчики смогут не просто покупать то, что есть, а формировать требования к разработке того, что им необходимо. Это коренным образом меняет подход. Раньше государство было заказчиком решений, которые потом могли оказаться неконкурентоспособными на рынке. Теперь мы можем сказать, что формируем спрос со стороны потребителя.

Первые плоды, конечно же, есть — это заключенное соглашение между «Ростелекомом» и компанией «Т8», российским производителем телекоммуникационного оборудования спектрального уплотнения.

Помимо этого, совместно с институтами развития, ВЭБ.РФ прорабатываются вопросы поддержки внедрения открытых архитектур и открытого программного обеспечения в радиоэлектронике.

CNews: Производители вычислительной техники называют ключевой проблемой неготовность ПО к работе на российской компонентной базе…

Дмитрий Чернышенко: Это преодолеваемая проблема, потому что адаптация российского ПО под компиляторы других процессоров — это задача с предсказуемой сложностью. Было бы желание. Просто нужно развернуть стенды и поставить задачу, у некоторых крупных якорных заказчиков такие стенды уже есть.

CNews: Как вы оцениваете ход импортозамещения по линии ИТ в госорганах и в компаниях с госучастием?

Дмитрий Чернышенко: Поставлены жесткие цели по переходу с импортного программного обеспечения, плюс у нас есть параметр цифровой трансформации, связанный с увеличением в четыре раза вложений в отечественные ИТ-решения. Мы действуем по нескольким направлениям.

Один из ярких примеров — это создание центров компетенции по различным сегментам программного обеспечения. Например, на базе РЖД создан центр компетенций с очень серьезным бюджетом и конкретной целью: к 2024 году совместно с «1С» произвести адекватную замену иностранным ERP-системам. Аналогичная работа ведется по промышленному программному обеспечению, BIM-системам и другим.

Я оптимистичен. Кто-то скажет, что российского рынка недостаточно, чтобы на нем можно было окупать системы. Это, наверное, так, но наше ПО точно может выходить на сопредельные и даже западные рынки. Мы видим такой потенциал. Так что будем замещать.

ссылка на источник

CNews
Не допускается использование всех материалов, размещенных в разделе «Мониторинг СМИ» официального сайта Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, без указания их правообладателя, указанного для каждой публикации

Официальный интернет-ресурс Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-32622 от 22 июля 2008 г.